Андрей Орлов (Орлуша)

РЕКВИЕМ ПО MH-17

Что бы, и кого я ни любил,
Говорю ответственно и хмуро:
Я — один из тех, кто подло сбил
Самолёт, летевший до Лумпура.

Нету у меня страны иной,
И сегодня, как ни горько это,
Я национальности одной
С так умело пущенной ракетой.

Я сейчас на первых полосах
Мировых газет, жесток и страшен,
Я и сам себе внушаю страх
Тем, что я частица слова RUSSIAN.

Я национальности одной
С тем, кто говорит, что «не хотели»,
С тем, кто в небе над чужой страной
Выбирал без сожаленья цели.

Прозвучит кощунственно и зло
Эта запоздалая банальность:
Может, мне с тобой не повезло,
А тебе — со мной, национальность?

Мой народ, который позабыл
И простил себе себяубийство,
Я вчера с тобою вместе сбил
Лайнер в украинском небе чистом.

Да, сегодня я — один их них,
Тех, кто мне противен, гнусен, гадок —
Тех, кто хочет, чтобы у других
Было больше взлётов, чем посадок.

Сбили все, кто весело в facebook
Размещал зловещих орков лица,
Сбили те, кто установку «Бук»
Тайно гнал через свою границу

Сбили те, кто словом вдохновлял,
Кто вооружал скота и хама,
Сбили те, кто мальчика распял
Между КВНом и рекламой.

«Боинг» никуда не долетел,
Но ещё не кончились мученья:
Двести девяносто восемь тел
В Грабово, в плену у ополченья.

Кучки иностранных паспортов,
Тапки, шляпки, детские игрушки,
И проломлен трупом жалкий кров
Безымянной грабовской старушки.

Кто конкретно и откуда сбил,
Следствие, должно быть, установит,
Ну а я останусь тем, кем был —
Русским по рождению и крови.

И пока политиков умы
Не готовы для перезагрузки,
Я за них признаюсь: сбили мы.
Я — виновен, потому, что русский…

РЕКВИЕМ ПО МН17. ПОСЛЕСЛОВИЕ

Мы живём над пропастью во лжи,
В страшной правде не хотят признаться
Те, кто отвечает: «Докажи!!!»
На вопросы по МН-17.

Как когда-то школьная шпана
Покрывала кореша-ворюгу,
Так сегодня целая страна
В круговой поруке врёт по кругу:

С нами — хоть Европа не дружи!
Нам то что, ведь деды их бивали!
И про лайнер, сука, докажи!
Мы в гробу ваш трибунал видали!

Докажи, ссылаясь на фейсбук,
Что в Донбассе видели чеченцев!
Докажи, что установки «Бук»
Были у луганских ополченцев!

Докажи, что в поле спелой ржи
Делал селфи на крыле убийца,
Докажи про лайнер! До-ка-жи!
Кто с пути помог пилоту сбиться?

Докажи! — кричит моя страна.
Докажи, что укры — не уроды!
Докажи, что там идёт война,
А не помощь братскому народу!

«Докажи!» — несётся по стране
От Владивостока до Кавказа.
Докажи, что привезли жене
Тело в камуфляже от спецназа!

Докажи, паршивый стихоплёт,
Что стихи писал не по заказу!
Неизвестно, был ли самолёт,
Тот, что не сбивали мы ни разу!

Пусть Европу, оторопь берёт,
Знают власти и любая бабка:
Вор не воровал, и вор не врёт!
Но горит, горит на воре шапка.

От горящей в шапке ваты вонь
Улетает грязным дымом в небо,
И опять командует: «Огонь!»
Тот, кто там где был ни разу не был.

Год прошёл, и много лет пройдёт,
Отгремят и заржавеют пушки,
И однажды девочка найдёт
В поле обгоревшую игрушку.

Пыль и грязь с игрушки оботрёт,
Увезёт с собой домой в Одессу
Маленький малайский самолёт,
Тот, что дарят детям стюардессы.

Правда не осилит силы лжи,
Если против правды есть закалка.
Тем, кто знает слово «Докажи!»
Не докажешь ничего. А жалко.

Снова будет гнать своих коней
Солнце, управляя колесницей,
А июль всегда семнадцать дней
Для ушедших в небо будет длиться…

СМЕРТЬ ПАРМЕЗАНА

Там вдали за рекой жарко печи горят,
Пограничникам грозным не спится,
Но, не зная о том, пармезанский отряд
Продвигался к российской границе.
Шли лосось и сыры, был не слышен их шаг,
Шли не в ногу, без шуток и песен,
Чтоб не выследил враг, применяя собак,
Впереди шла рокфорная плесень.
Они шли, заграничные сняв ярлыки,
Документы подделав, как надо,
Вдруг вдали у реки замелькали штыки,
Это — Сельхознадзора засада.
Дети Альп, Пиреней, Барселон и Лозанн
Строй нарушили пеший и конный,
Но бесстрашный седой пожилой пармезан
Первым встал в боевую колонну.
Оглядевши свою камамберную рать,
Улыбнулся светло и лучисто
И воскликнул: «Не страшно в бою помирать
Итальянскому контрабандисту!»
И в жестокий последний решительный бой
Понеслась санкционная тонна,
Иберийский хамон вдруг воспрял головой,
Хоть и нет головы у хамона.
А враги уже близко, в полшаге от нас,
Вот уже на потеху ютьюба
Слева врезались в палки копчёных колбас
Пограничников острые зубы.
Справа к бою готов полк голландских цветов,
Их на свадьбе в Бурятии ждали,
Только этих цветов не дождётся никто,
Всех в жестоком бою порубали.
В маасдамах наделали новеньких дыр,
Хоть и так они были дырявы,
— Умираю за мир! — прокричал один сыр
В животе пожиральцев халявы.
— Не дождётся продуктов российский народ,
Уничтожить их всех без разбора! —
Возвестил фуагрою измазанный рот
Представителя Сельхознадзора.
Но нахмурил вдруг брови чиновник-пузан,
Доложил ему кто-то несмело:
От расправы ушёл пожилой пармезан
И радистка его, Моцарелла.
Самый зоркий боец на берёзу залез,
Оглядел всё биноклем по кругу,
Чтоб найти пармезана, срубили весь лес.
В общем, взяли — его и подругу.
Пытку тёркой, ножами без слов перенёс
(от природы сыры — молчаливы),
Лишь в конце на последний ответил вопрос,
Улыбнувшись без страха брезгливо:
— Что спросили? Как я бы хотел умереть?
Не от рук тех, кто мозгом контужен.
Я хочу, чтоб могла бы меня натереть
Старушонка на нищенский ужин!
Передам, что хамон передать вам просил,
Чтобы вы там, в Кремле, рассказали:
Он мечтал, чтоб его волонтёр подносил
Всем бомжам на Казанском вокзале!
Возмутился чиновник: — «Ты что! Боже мой!
Мы своих не меняем позиций!»
Он отрезал от сыра кусочек домой
И отдал его в руки убийцам.
— Жаль, что вашим от вас уже некуда бечь… —
Так сказал пармезан перед смертью,
И с улыбкой шагнул в разожжённую печь,
Не просивши пощады, поверьте.
Мы от голода, стужи, тюрьмы и сумы
По традиции не зарекались,
А вдали за рекой поднимались дымы,
На границе продукты сжигались…

ПРО САМОЛЕТ

Однажды в студеную зимнюю пору
Я из лесу вышел. Метель, гололед…
Гляжу, поднимается медленно в гору
Красивый и белый как снег самолет.
И, шествуя важно, в спокойствии чинном
По полю его волокут мужички
При этом – обычные с виду мужчины,
Простецки одеты, совсем не качки.
На улице было, скажу вам, не жарко,
Морозного минуса под пятьдесят.
У всех, кто мечтает свалить из Игарки,
Под носом замерзшие сопли висят.
– Далече собрались? Помочь ли советом?
– Катить помоги, чем придурка ломать!
Летим в Красноярск по законным билетам…
И все помянули ютэйрову мать.
Стою. Самолет за бугром исчезает,
«Дубинушку» грянули сибиряки,
Ведь русскому, если шасси примерзает,
То это – не повод для слез и тоски.
Я верю, любимые, силушки хватит
На мирную жизнь и победу в войне.
Такие – не выдадут! Эти – докатят
В Москву из Игарки докатят к весне!
Все призрачно в этом бушующем мире,
Тут есть только миг, за него и держись,
И если примерз чем не надо в сортире,
То значит, ты – жив, продолжается жизнь!
А если взглянуть на проблему серьезно,
То вряд ли кому-то открою секрет,
Что многое очень в России примерзло.
Давно. И надежды на таянье нет.
Примерзла страна к своей нищенской доле
Примерз Автопром к «жигулям» навсегда,
Примерзли мечты о свободе к неволе,
Сосули намерзшие рвут провода.
Примерзло надежно к бюджету «Роснано»,
Примерзли избранники к креслам своим,
И нас нипочем не понять бусурманам –
Живущим в тепличных условиях им.
Мы можем без лифта жить в многоэтажке,
Мы в прорубь залезем под пьяный кураж,
А снег хорошо укрывает какашки
И так украшает российский пейзаж.
Поймите своим теплокровным умишком,
Что русским мороз во спасение дан.
Да, мерзнем. И – что? Не палить же покрышки
И, прыгая, греться, как евромайдан!
И пусть (извините, что сказано к ночи)
Услышит любой, кто намылился в путь:
«Внимание! Всем пассажирам до Сочи –
На выход! Пора самолет подтолкнуть!»

      ***  

Путин сдавал в багаж:
«Бук», «Искандер», камуфляж,
Пять амфор, духовную скрепу,
Кино про проделки Госдепа,
Четыре футболки «Крымнаш»,
Спецпропуск на ялтинский пляж,
Кило белорусских креветок,
Двух с голеньким пузиком деток,
Вино, чтобы пить с Берлускони,
Собачку по имени Кони,
Пескова, Суркова, Лаврова,
Последний эфир Киселева,
Номер певца Элтон Джона,
Больничный больного Кобзона,
Про «Боинг» поддельное фото,
Песенки Blueberry ноты,
Стишок стихоплета Орлуши,
От слов Порошенко беруши,
Оранжево-черную ленту,
Запрет иностранных агентов,
Тигренка, зайчонка, манула,
Писак журналистского пула,
Привет от бурятов Донбасса,
Кусок санкционного мяса,
Который стащили из печки
Вежливые человечки,
От Матвиенко письмо,
Наклейку «Обама, ты чмо!»,
Селфи в мечети в Чечне,
Досье «Яценюк на войне»,
Подарок «волков» – косметичку,
Пригожину Леру (певичку),
«Любэ» восемнадцать пластинок
И старый хрущевский ботинок.
Ботиночек ретро-фасона
Бывал на трибуне ООНа,
Он всех научил понимать
Понятие «Кузькина мать».
Услышите скоро еще вы
Стучащий ботинок Хрущева!
На то и на то и на это
Ботинок наложит им вето,
А если все против, то он
(Ботинок) – уйдет из ООН,
«ООН – это просто три буквы,
Забыли согласия дух вы,
Мы вас в сорок пятом создали,
А вы нас коварно предали,
А значит, друзья дорогие,
Идите на буквы другие!» –
Так скажет ООНовцам он
На Генассамблее ООН,
Потертый ботинок Хрущева.
Ничто в этом мире не ново…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *

22 124 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress